интервью с любовью кезиной

Радиостанция "Эхо Москвы", понедельник, 20 июня 2005 г., ведущий - Андрей Норкин

Гость программы - руководитель Департамента образования Москвы Кезина Любовь Петровна


А. НОРКИН – Меня зовут Андрей Норкин, и Любовь Петровна Кезина, руководитель департамента образования города в нашем эфире. Здравствуйте, Любовь Петровна, вам не привыкать сюда приходить, в эфир «Эха».

Л. КЕЗИНА – Да, здравствуйте.

А. НОРКИН – Начнем, наверное, с выпускных, потому что был бы я выпускником сегодня, я бы, конечно, ужасно бы, наверное, расстроился, погода такая просто. С погодой вряд ли, наверное, что-то можно будет сделать, а как со всем остальным?

Л. КЕЗИНА – Вы знаете, я тоже очень расстроена такой погодой, потому что для нас выпускной – это даже не вечер, а ночь выпускная.

А. НОРКИН – Конечно.

Л. КЕЗИНА – Когда приходят необыкновенно красивые девчонки, в бальных платьях, в наших уже таких памятных местах Москвы.

А. НОРКИН – Прически какие у них, прически какие.

Л. КЕЗИНА – Воробьевы горы, Красная площадь, Поклонная гора. Девчонки находятся просто, вы знаете, глаз отвести невозможно, то сегодня, естественно, я предполагаю, что мы этого не увидим, просто не увидим, погода.

А. НОРКИН – Но, тем не менее же, наверное, все равно кто-то из ребят пойдет?

Л. КЕЗИНА – Наверное, мальчишки-то пойдут.

А. НОРКИН – Мальчишки, понятно.

Л. КЕЗИНА – Мальчишкам прически не надо портить.

А. НОРКИН – Без девчонок в такой день совсем не годится. Я хотел спросить, вы, в принципе, сегодня уже говорили в эфире «Эха», но все-таки, может быть, чуть подробнее, потому что вопрос безопасности, конечно, он сейчас для всех, наверное, самый больной. Как сегодня это все будет выглядеть?

Л. КЕЗИНА – Прежде всего, я хочу сказать, что мы выпускаем 85 тыс. 11-классников, это больше, чем в прошлом году, примерно тысячи на три. Задействовано 20 организаций, которые обеспечивают правопорядок, безопасность, медицину, питание. Состоялось заседание в правительстве Москвы оргкомитета, где заслушивали готовность всех служб, которые обеспечивают безопасность и порядок на наших.

А. НОРКИН – Это когда было?

Л. КЕЗИНА – Это было на прошлой неделе в пятницу.

А. НОРКИН – Т.е. практически накануне.

Л. КЕЗИНА – Да, на днях. Все доложили о готовности. Сегодня буквально я еще раз разговаривала с начальником ГИБДД Казанцевым Сергеем Александровичем, потому что меня волнует погода, мокрые дороги, а у нас предполагается 726 автобусов, которые будут детей возить на экскурсии как в самом городе, так и за пределы города. Поэтому очень тревожно, и мы боимся скользкой дороги.

А. НОРКИН – Это тоже ведь ночью получается?

Л. КЕЗИНА – Это ночью.

А. НОРКИН – Это уже после того, как закончится церемония в школах.

Л. КЕЗИНА – Церемония сама в школе проходит с 8 вечера, с 20.00 до 24 часов, когда ребятам вручают аттестаты о среднем образовании, похвальные листы, говорят им добрые слова. А начиная с 24 часов идет культурно-развлекательная программа, ребята отправляются на экскурсии, ребята, 49 школ, едут у нас на теплоходе, тоже погода, наверное, не для экскурсий на теплоходе. Потом я должна сказать, что у нас впервые в этом году будет семь городских площадок, раньше у нас традиционно было три площадки, традиционно это кремлевский дворец, где будет 79 школ, концертный зал «Россия», где 53 школы, международный дом молодежи, где более 30 школ. И добавляются в этом году «Лужники», Сокольники, международный дом музыки и музыкальный театр Владимира Назарова. Т.е. эти площадки.

А. НОРКИН – Т.е. они вообще никогда не использовались еще в Москве?

Л. КЕЗИНА – Эти четыре никогда. Т.е. для них это сегодня испытние.

А. НОРКИН – Дебют.

Л. КЕЗИНА – Дебют, да, насколько они сумеют справиться с такой программой, потому что ведь и ребята, и родители – народ взыскательный, если будет неинтересно, туда никто на будущий год не пойдет.

А. НОРКИН – А они сами изъявили такие услуги или это просто департамент образования вынужден искать новые площадки, потому что больше выпускников?

Л. КЕЗИНА – Нет, департамент не имеет к этому никакого отношения, это сами предложили эти организации, и школы, родители, прежде всего, потому что у нас выпускные вечера организуют родители, они дали согласие.

А. НОРКИН – Но вы им, наверное, какие-то требования предъявляете?

Л. КЕЗИНА – Требования обязательно, мы рассмотрели сценарий, мы проговорили вопросы безопасности, вопросы, чтобы были исключены все возможности распить спиртные напитки.

А. НОРКИН – Я не думаю, что этого возможно будет избежать.

Л. КЕЗИНА – Избежим, мы избегаем этого.

А. НОРКИН – Тот, кто хочет, он все равно, в первую очередь, те же самые мальчишки.

Л. КЕЗИНА – Вы знаете, я хочу сказать, что в течение ночи я объезжаю все городские площадки, объезжает площадки Швецова Людмила Ивановна как заместитель Юрия Михайловича Лужкова, объезжает площадки Шанцев Валерий Павлинович. Все смотрят организацию непосредственно уже на месте, но за последние три года я не видела на наших городских площадках ни одного выпитого ребенка, выпившего.

А. НОРКИН – А школы, вы же не можете, наверное, проконтролировать все школы, потому что когда начинается банкет, ведь там, наверное, невозможно за этим уследить.

Л. КЕЗИНА – Вы знаете, что значит банкет? Мы запрещаем шампанское, мы запрещаем какое-либо спиртное. К сожалению, не являются нашими помощниками родители, не являются. Вот конкретные примеры, когда ребята едут на теплоходе, то родители стараются пронести на теплоход ящик шампанского, ящик коньяку. И у нас есть договоренность с милицией, которая работает на воде, что все отбирать. А когда вернутся из поездки, все вернуть им. Нельзя давать ребятам распивать спиртные напитки. Затем, вы знаете, я, например, считаю, что когда заканчивают ребята школу, они прощаются со школой. И выпускной не надо проводить ни в ресторане, ни в кафе, не в баре, к сожалению, многие родители, вы знаете, они просто осаждают департамент образования и требуют, чтобы их выпускные вечера прошли в ресторанах.

А. НОРКИН – Может быть, это такое ошибочное понимание начала взрослой жизни?

Л. КЕЗИНА – Я считаю, что это ошибка. Еще жизнь вся впереди, в ресторанах они побывают много-много раз. Но в прошлом году мы за всеми этими местами проведения вечеров установили контроль, дежурство и внезапные выезды. И вы знаете, мы вынуждены были сказать о том, что организация была прекрасная, не было ребят пьяных, все было организовано хорошо. Хотя где-то года два тому назад с одним таким случаем я столкнулась. Поэтому все, что касается веселья, организации, потом, я думаю, что молодежь – это же молодость, там не нужно подогревать себя для того, чтобы быть веселым, правда, не нужно выпивать, достаточно того, что ты пришел проститься со школой, пришел проститься с друзьями. Потом то, что касается, как правило, развлекательной программы, на городских площадках это прекрасные артисты, прекрасные группы артистические, которые выступают перед ребятами. И дискотека, которая проходит, это все замечательно. А 24-го мы проведем бал для золотых и серебряных медалистов. Такая традиция существует в Москве больше 10 лет, мы ее заложили давно, в начале мы проводили бал только для золотых медалистов, но потом пришли к выводу, что серебряная и золотая медаль, они рядом, нет большого различия, и стали проводить балы для золотых и для серебряных медалистов. Проводим мы его в Гостином дворе, потому что это самая большая площадка, больше площадки, куда можно было бы собрать ребят, нет, но, к сожалению, здесь нам тесно, мы не можем пригласить ни родителей, ни учителей, ни директоров школ. Приглашаем ребят. И этот праздник у нас пройдет с 18.00, в 16.30 собираются ребята, в 18.00 начало праздника, в 22.45 фейерверк и все заканчивается.

А. НОРКИН – Любовь Петровна, давайте, чтобы закрыть тему выпускных сегодняшних вечеров, несколько тут вопросов пришло на пейджер, спрашивают, а почему так поздно начинаются церемонии выпускных? Тут кто-то, не могу найти, что это за новогоднюю ночь, зачем превращать выпускные?

Л. КЕЗИНА – А это родители так хотят.

А. НОРКИН – А почему вы идете на поводу у родителей?

Л. КЕЗИНА – Почему же я не должна идти на поводу, когда это сложилась традиция, и родители это делают? У нас, кстати, 20 школ, которые проводят до 24 часов выпускной вечер, и мы им разрешаем.

А. НОРКИН – Нет, честно говоря, я не знаю, я школу заканчивал 20 лет назад, мы тоже.

Л. КЕЗИНА – Всю ночь гуляли?

А. НОРКИН – Всю ночь, у нас где-то, по-моему, в 9 вечера начиналась церемония, а потом уже с полуночи.

Л. КЕЗИНА – И с 3 до 6 вся молодежь отправляется.

А. НОРКИН – Правда, тогда нас, конечно, не катали на экскурсиях и уж тем более на корабликах.

Л. КЕЗИНА – Сейчас возможности другие у родителей.

А. НОРКИН – Естественно. Так, Любовь Петровна, теперь будем переходить к неприятным, наверное, каким-то вещам, праздник есть праздник, но, тем не менее, неприятности, в первую очередь, конечно, связаны с финансовым вопросом, будем об этом говорить. И в «Рикошете», наверное, эту тему поднимем. Но и много очень вопросов, уже, наверное, несколько недель это, по крайней мере, в эфире «Эха» идет эта дискуссия, это этнические школы.

Л. КЕЗИНА – Давайте мы начнем с этого вопроса.

А. НОРКИН – Давайте, я задам вопрос, который прислал Владимир, он считает, дабы не накалять страсти в городе, возможно, есть смысл в разделении учащихся по школам на этнической основе, Россия, Кавказ, или усиление социального контроля за совместными школами, т.е. там, где дети учатся в школе. Ваш комментарий.

Л. КЕЗИНА – Очевидно, Владимир, который ведет разговор о 223 школе.

А. НОРКИН – Он конкретно… он просто Владимир, Москва.

Л. КЕЗИНА – Сегодня в вашей утренней передаче, что меня, собственно говоря, и подвигло приехать к вам сюда и попросить возможности выступить, очень гневно выступала какая-то женщина, я подозреваю, что это человек, не имеющий отношения к школе, не родительница, не учительница.

А. НОРКИН – Это, наверное, Нина Митрофановна, 223 школа, м. Войковская, которая, по ее мнению, там открывается грузинская школа.

Л. КЕЗИНА – Три года тому назад эта школа, 223, которая была построена на 660 детей, имела всего половину детей, не была доукомплектована на 50%, не было директора в этой школе, вы понимаете, когда школа умирающая, нет полного контингента детей, значит, нет полной нагрузки у учителей. Учителя не могут заработать и т.д. Три года тому назад окружное управление Северного округа приняло решение, в эту школу перевести культурный центр, этнокультурный центр грузинский, который ранее располагался на базе 184 школы, и открыть школу с этнокультурным компонентом. Я считаю, что решение абсолютно правильное. Дети грузинской национальности – москвичи, имеют полное право на то, чтобы учиться в общеобразовательных школах государственных, чтобы эти дети могли изучать свой родной язык, свои традиции, свои историю, литературу. Мы не имеем права лишать детей такой возможности. Причем преподавание в этой школе ведется на русском языке, на сегодняшний день в школе 42 преподавателя, из них 19 преподавателей грузинской национальности, которые преподают этнокультурный компонент, это грузинский язык, это историю, это литературу грузинскую, это традиции, это танцы и т.д., после уроков в рамках школьного компонента. А все преподавание ведется на русском языке. Поэтому говорить о том, что здесь учится Кавказ, это неправильно. Это дети-москвичи, родители их – москвичи, но грузинской национальности, родители платят точно также налоги, и у них есть полное право учить детей в государственных школах. Прозвучал такой момент, что, мол, построить надо им отдельно школу.

А. НОРКИН – Да, слышал я такое мнение.

Л. КЕЗИНА – Я хочу сказать вам, что сегодня в наших школах учатся 10 тыс. детей, это дети-грузины, азербайджанцы, армяне. Я не беру другие диаспоры, я не беру другие этносы. У нас вообще в Москве 120 национальностей, 120, в Москве существует 81 образовательное учреждение. У нас есть русско-литовские, русско-татарские, русско-грузинские, русско-еврейские и т.д. школы, русско-корейская школа, у нас изучают ребята там свою культуру, свою историю на 19 языках. Это языки не немецкий, не английский, не дальнего зарубежья. Это языки России, языки СНГ, СНГ и Балтии. Построить для 10 тыс. детей школы, давайте исходить из того, что каждая школа вмещает 500 человек, значит, чтобы построить на 10 тыс., надо 200 школ построить, это надо выделить 200 участков земли. Сегодня очень мало земли даже для строительства школ и детских садов, поэтому такую роскошь мы позволить себе не можем. А потом, если мы говорим, что мы должны воспитывать культуру мира, мы должны воспитывать терпимость, толерантность, уважение к людям другой национальности, уважение к людям другой религии, почему же мы должны разделять наше московское общество на какие-то отдельные части? Кстати, я должна сказать, что до этого года, хотя мы с 1992 г. открываем образовательные учреждения, и такая ситуация сложилась впервые в этом году. И я позволю себе со всей ответственностью сказать, что лбами сталкивают детей взрослые люди, депутаты муниципального собрания. Между детьми в коллективе, между учителями, между родителями нет никаких конфликтов, это просто депутаты ЛДПР внесли сюда свою политику. Я всегда говорю, что школа не может быть подчинена никаким политическим течениям. В школе, кроме образовательной политики, никакой не может быть. И я бы просила с учетом того, что сюда вмешался еще и депутат ГД, ЛДПР-овец, я бы просила Владимира Вольфовича, как очень, на мой взгляд, разумного человека, уважаемого человека, государственного человека, сейчас в эту ситуацию вмешаться, не накалять ее и дальше чтобы она не продолжалась.

А. НОРКИН – Алексей вам возражает – национальные школы должны открываться государством, если данные национальности входят в состав РФ. В противном случае, и грузины, и армяне должны создавать школы на свои средства, а не за счет бюджета России.

Л. КЕЗИНА – Во-первых, я должна сказать, что у нас не национальные школы. Я подчеркиваю, что это двуязычные школы с этнокультурным компонентом.

А. НОРКИН – Нет, на самом деле, я думаю, что вы ответили, потому что, в основном, вы сказали, что те же самые грузины – это граждане России.

Л. КЕЗИНА – Конечно.

А. НОРКИН – Это жители Москвы.

Л. КЕЗИНА – Преподавание на русском языке, русские предметы. А почему надо лишать грузин, армян или литовцев знать свой язык? Почему? Почему Алексей так считает? И потом, если мы говорим о школах, которые располагаются в Грузии, да, в Армении, да, но это же московские дети.

А. НОРКИН – Это да, это долгий такой разговор, на самом деле. Так, потерял я по поводу земли.

Л. КЕЗИНА – Они уже вышли на одну забастовку и планируют вторую забастовку, эти депутаты муниципального собрания собираются проводить забастовку. Они пикетируют строительство новой школы. Но это смешно сказать, а потом, я должна привести еще такие цифры, 553 ребенка сегодня учатся в этой школе. Из них грузин только 30. А остальные дети 14 национальностей, превалирующая национальность – русская.

А. НОРКИН – Ой, Люба – не надо принимать в школу детей кавказской национальности с временной регистрацией, не надо в московских школах создавать диаспору, возникают конфликты, в 4 классе учится азербайджанец, которому 15 лет, видимо, он там конфликтует.

Л. КЕЗИНА – Это уникальный, конечно, азербайджанец.

А. НОРКИН – Но это, наверное, Любе надо поконкретнее, что это за школа такая, где в 4 классе 15-летний подросток.

Л. КЕЗИНА – Конечно. А потом я должна сказать, что это предложение имеет под собой основу, в каком плане, к нам приезжают сейчас дети, чьи родители покупают квартиры в Москве, в 10-11 классах, они не знают русского языка. И мы вынуждены для них создавать группы, у нас на базе 68 образовательных учреждений создано 202 группы по углубленному изучению русского языка как иностранного для того, чтобы этих ребят ввести в этот образовательный процесс. Но эти дети имеют право на обучение, я не могу нарушать конвенцию о правах ребенка, каждый ребенок и по нашей конституции, и по конвенции обязан учиться, поэтому дети даже с временной регистрацией, дети без регистрации должны учиться в школе.

А. НОРКИН – Так, Любовь Петровна, у нас осталось две минутки до новостей, до паузы в нашем разговоре. Второй большой блок, связанный, блок вопросов, связанный с взятками, с каким-то там отчислениями, тут я, честно говоря, не знаю даже, как к этому относиться. Игорь прислал, Москва, Раменки, школа Шуваловская, поступление в 1 класс – 100 тыс.

Л. КЕЗИНА – Раменки, это не имеет отношения к нам, это Московская область.

А. НОРКИН – 100 тыс. – это вообще.

Л. КЕЗИНА – Это Московская область, я ничего по Московской области сказать не могу. По Москве могу сказать, что к нам поступили сигналы от родителей, были обращения родителей. Юрий Михайлович Лужков на заседании правительства тоже поднимал этот вопрос, о том, что школы сегодня привлекают родительские деньги, не оформляя все юридически правильно. Поэтому мы открыли горячую линию, она работала с 4 по 18 мая, получили звонки, из которых 220 необходимо было проверить, контрольно-ревизионное управление департамента и школьная инспекция проверили эти звонки. И мы обсудили результаты проверки на коллегии. Результаты таковы, что мы, действительно, 13 директоров освободили. Сейчас у меня огромное количество обращений от родителей, чтобы мы восстановили некоторых директоров, потому что считают, что это сильные директора.

А. НОРКИН – Но они были виновны или нет?

Л. КЕЗИНА – Они виновны были в нарушении финансовой дисциплины. Мы запретили всеми своими приказами, нормативными документами наличных денег в школе. Т.е. не должны быть наличные деньги в школе. Если деньги привлекаются внебюджетные, для этого есть все основания, есть закон об образовании РФ, есть закон московский о развитии московского образования, есть закон о благотворительных обществах и т.д., т.е. достаточно нормативной базы.Бюджетных денег сегодня школам недостаточно. Наши образовательные учреждения финансируются только на 64%. Понятно, что на 36% они недофинансируются. Поэтому школе нужны внебюджетные деньги, но нужно их правильно собирать. Нужно, чтобы эти деньги приходили в школу через Сбербанк на добровольной основе. В школах могут существовать в соответствии с указом еще предыдущего президента Бориса Николаевича Ельцина попечительские советы, функции которых там тоже привлекать внебюджетные деньги. У меня нет основания, и мы на коллегии не классифицировали это как взятку, мы это классифицировали как нарушение. Сейчас прокуратура города, сейчас управление по борьбе с экономическими преступлениями попросили нам дать наш материал, акты ревизии, приказы для того, чтобы они проверили. Если они найдут основания классифицировать это как взятку, я думаю, что это их право и привлекать к ответственности людей.

А. НОРКИН – Любовь Петровна, давайте мы с вами прервемся, потом как раз о внебюджетном финансировании продолжим разговор. Собственно, это будет тема нашего интерактивного голосования, сейчас новости на «Эхе».

[НОВОСТИ]

А. НОРКИН – Вы слушаете «Эхо Москвы», Любовь Кезина у нас сегодня в гостях в эфире, переходим к «Рикошету», и я прежде буквально минуточку займу. Если вы помните, мы закончили на разговоре о внебюджетном финансировании средней школы, о том, что это необходимо. Сегодняшнее сообщение агентства «Интерфакс», депутат МГД Евгений Бунимович, председатель комиссии по образованию, разъясняет, что в СМИ прошла ошибочная информация о том, что якобы городская дума московская приняла новую схему платного дополнительного образования. Никаких проектов такого рода столичный парламент не рассматривал и рассматривать не собирается, сказал он. По его словам, поправки, принятые в закон, описывают систему дополнительного образования в городе, его цели, задачи, структуру, что дает возможность законной организационной и финансовой поддержки дополнительного образования из городского бюджета. И мы сегодня хотим вас спросить, уважаемые радиослушатели, считаете ли вы вообще возможным дополнительное, не бюджетное финансирование среднего образования? В первую очередь, конечно, надо понимать, что это какие-то деньги, которые мы с вами, родители, должны сами тратить на образование наших детей.

РИКОШЕТ

А. НОРКИН – Сейчас я хочу на Интернете, ой, господи, на пейджере был вопрос, я его уже потерял, а мне было интересно, так, Любовь Петровна, спрашивают, во многих школах существуют частные курсы иностранных языков, которые арендуют помещение для занятий школьников и учеников, дальше в кавычках, со стороны. Как департамент образования относится к этим курсам, планируется ли увеличивать или сокращать их количество, как наличие частных курсов языка в средних школах влияет на успеваемость учащихся и на безопасность? Такой большой вопрос.

Л. КЕЗИНА – Вопрос интересный, у нас, действительно, есть курсы иностранного языка, не только английского, но и других языков иностранных, которые арендуют площади в образовательных учреждениях и проводят свою образовательную программу. Они платят аренду в бюджет города, занимаются с теми, кто желает обучаться на этих курсах, это не только учащиеся этих образовательных учреждений. Это также и любые жители Москвы. Я считаю, что кроме пользы, а курсы есть очень многие интересные, пользы от этого, ничего больше нет. И если родители в состоянии отдать детей на эти курсы, то я это приветствую.

РИКОШЕТ

А. НОРКИН – Александр спрашивает, Любовь Петровна, как вы относитесь к использованию администрацией школ принудительного труда в виде практики, имеется в виду уборка всего здания, под угрозой исключения из школы?

Л. КЕЗИНА – Исключать детей за это нельзя, а вообще то, что касается практики, то она предусмотрена учебным планом.

А. НОРКИН – Так, возвращается к вопросу о школе в Раменках, которая, вы сказали, что она подмосковная.

Л. КЕЗИНА – Да, это Московская область.

А. НОРКИН – Здесь пишут, что подкорректируйте меня, Шуваловская школа при МГУ, пересечение Ломоносовского и Университетского проспекта.

Л. КЕЗИНА – Т.е. это школа в районе Раменки. Район Раменки, это Западного округа.

А. НОРКИН – Да, какая-то там цена была сумасшедшая, 100 тыс. при поступлении в первый класс, что это такое?

Л. КЕЗИНА – Это негосударственная школа.

А. НОРКИН – Это реально, это можно 100 тыс., 100 тыс. в долларах это сколько, 3 тыс. долларов?

Л. КЕЗИНА – Я не думаю, что 100 тыс. надо платить, это 30 тыс. долларов, наверное?

А. НОРКИН – Нет, три, подождите.

Л. КЕЗИНА – 30 тыс.

А. НОРКИН – Нет, это, по-моему, это какая-то ошибка.

Л. КЕЗИНА – Почему ошибка? У нас есть такие школы, которые вступительный взнос берут и 30 тыс., и больше. Скажем, школа такая же московская – экономическая школа, негосударственная, кроме того, что родителей детей должны платить ежемесячные взносы, они берут вступительные взносы. Поэтому я думаю, что родителям самим надо здесь думать. Школа негосударственная.

А. НОРКИН – И, наверное, они не имеют права тогда жаловаться, да, в департамент образования, собственно, на что?

Л. КЕЗИНА – Не имеют права, негосударственная школа потому и негосударственная, она мне не подчиняется.

А. НОРКИН – А, кстати, и значит, то, о чем мы с вами говорили, когда вы сказали, что не должно быть наличных денег в школах, все они должны через Сбербанк, т.е. негосударственные частные школы здесь вольны?

Л. КЕЗИНА – Вольны.

А. НОРКИН – Понятно.

РИКОШЕТ

А. НОРКИН – Давайте, наверное, мы послушаем, Любовь Петровна, я вас попрошу наушники надеть, послушаем мнение кого-нибудь из наших слушателей.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ – Я считаю, что это просто необходимо, поскольку в школах мало что есть. У меня ребенок учится в 3 классе, но в кабинете музыки не было музыкального инструмента, сломался, это был пластиночный аппарат, пришлось покупать.

А. НОРКИН – Я прошу прощения, Наталья, можно повторить вопрос, потому что Любовь Петровна его не услышала, что-то у нас с наушниками тут произошло.

Л. КЕЗИНА – Будьте добры, еще раз.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ – Да, я отвечаю на ваш вопрос «Рикошета», я считаю, что это необходимость, это финансирование. А вопрос у меня, если можно, еще такой. Ребенок учится в 3 классе, уже у нас используется и во втором, и в первом классе косметика, красятся волосы, ногти красятся, я хотела бы узнать, как-то регулируют вообще школьные уставы это, как можно с этим бороться, если школа вообще боится на себя брать в этом смысле ответственность? И как можно было бы к вам записаться на прием?

Л. КЕЗИНА – Школа не должна этого бояться.

А. НОРКИН – Сразу много вопросов.

Л. КЕЗИНА – Да, школа не должна этого бояться, существуют правила для каждой школы, и устав школы, конечно, в начальной школе да и в старшей школе не положено ни краситься, ни волосы ни красить, ни макияж накладывать на лицо. Поэтому здесь вам нужно выйти на разговор с директором и сказать, что вы ее помощники.

А. НОРКИН – Наверное, я надеюсь, что слышала ответ Наталья. В школе 1241 собрали деньги с родителей на новые унитазы, неужели школе не ассигнуются на это деньги, Галина Михайловна.

Л. КЕЗИНА – Я думаю, что у школы надо спросить, почему они на унитазы собирают деньги.

РИКОШЕТ

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Вы знаете, я звоню по поводу обучения в первом классе, как проводится.

А. НОРКИН – Вы ответьте, пожалуйста, на вопрос и потом тогда уже сможете задать Любовь Петровне. Вы считаете допустимым не бюджетное финансирование школы?

Л. КЕЗИНА – Они еще не учатся, поэтому, может быть, трудно сказать.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Нет, мы уже учимся.

А. НОРКИН – Уже учится?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Да, не очень, конечно, нам хотелось бы, но все равно приходится.

А. НОРКИН – Хорошо, а вопрос ваш какой?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Вопрос мой такой, у нас сложилась ситуация в первом классе, у нас программа 2100, но у нас фактически учитель…

Л. КЕЗИНА – Только 2010, наверное?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Может быть, 2010, Пол Патерсон.

Л. КЕЗИНА – Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – По Бунеевым. У нас получается так, что фактически у нас весь класс обучается дома, потому что у нас учитель практически не ведет объяснения в классе. Просто прочитывается лекция и на этом заканчивается.

Л. КЕЗИНА – Вы подскажите мне номер школы, чтобы мы помогли вам.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – 138-я школа это.

Л. КЕЗИНА – Хорошо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Просто в классе создается такая атмосфера для учеников, когда если ученик что-то прослушает, его поднимают, у всего класса начинают спрашивать, как вы считаете, Вася у нас будет умным? И весь класс говорит – нет, не будет умным.

Л. КЕЗИНА – Это безобразие.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – И такого типа постоянно выставляется какой-то ребенок перед классом, начинает отчитываться.

Л. КЕЗИНА – Это безобразие, я полностью вас поддерживаю, такая стрессовая ситуация не должна быть у детей.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – А что делать?

Л. КЕЗИНА – А то, что касается обучения детей дома, мы проверим эту школу и подскажем ей, как правильно организовать по методике Патерсона обучение детей. У нас другие школы тоже есть по методике Патерскона.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Просто учитель, родители в ужасе от такого, что будет дальше.

Л. КЕЗИНА – Мы поможем вам, чтобы такого больше не было.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – И куда нам, что?

Л. КЕЗИНА – Вы в каком округе?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Северо-западный.

Л. КЕЗИНА – Северо-западный, окружное управление, начальник управления Буланова Ирина Владимировна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Знаете, мы звонили в РОНО.

Л. КЕЗИНА – У нас нет РОНО.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА – Окружное управление, да, нам сказали, что мы можем написать письменное заявление, конечно же, они рассматривают, но сказали, что по их собственному опыту обычно такие заявления имеют обратное действие.

Л. КЕЗИНА – Нет, никаких обратных действий не будет. Давайте мы так договоримся с вами, я дам поручение школьной инспекции проверить и дам поручение Ирине Владимировне навести порядок в школе, которая подведомственна Северо-западному окружному управлению.

А. НОРКИН – Так, 15.45 уже, две минутки у нас осталось, Любовь Петровна. Борис Анатольевич, школа 923, деньги сдаем каждую неделю, неужели нельзя все сделать в соответствии с законами через бухгалтерию? Собственно, вы, по-моему, уже и отвечали на этот вопрос.

Л. КЕЗИНА – Я уже ответила на этот вопрос.

А. НОРКИН – Еще один вопрос, успеем, наверное. Любовь Петровна, скажите пожалуйста о необходимости перевода обучения детей в средней школе на трехсеместровое обучение, Анна Александровна.

Л. КЕЗИНА – Это решает сама школа, мы даем право школе выбрать программу, выбрать режим обучения. И есть школы, которые совместно с советом школ, а совет школы представляет одна треть родителей, одна треть учащихся, одна треть педагогов, выбрали такой режим обучения, как трисеместры.

А. НОРКИН – Но это, наверное, так же, как с продолжительностью каникул, да?

Л. КЕЗИНА – Так же, как с продолжительностью каникул. Мы не навязываем никому.

А. НОРКИН – Закончилось наше голосование, давайте я подведу итог его. Позвонила нам 1 278 человек, 31% считает возможным не бюджетное финансирование, дополнительное не бюджетное финансирование школы. 69% с этим не согласны. Как бы вы прокомментировали эти цифры, Любовь Петровна?

Л. КЕЗИНА – Право родителей, они высказали то, что они думают. И они абсолютно правы, потому что государство должно финансировать образование, но, к сожалению, этого не происходит у нас.

А. НОРКИН – Образование есть и должно быть платным, тогда встает вопрос, кто за что сколько должен платить, эти вопросы нужно решать, а не прятать голову в песок, Андрей. Собственно говоря, по-моему, этим сейчас как раз и заняты.

Л. КЕЗИНА – Это как раз, да.

А. НОРКИН – Поиском этого решения. Спасибо вам большое. Любовь Петровна Кезина, руководитель департамента образования г. Москвы, была у нас в эфире, я благодарю вас, благодарю всех, кто принимал участие в интерактивном голосовании. Андрей Норкин вел эту беседу, всего вам доброго.

Л. КЕЗИНА – Спасибо, до свидания.

Полный текст передачи опубликован на сайте "Эхо Москвы" www.echo.msk.ru


 

Любовь Кезина: На фоне других регионов России в Москве сейчас самое качественное образование. Интервью агентству «Интерфакс» 15 июня 2007 года

Любовь Кезина: “Самое главное в жизни — никого и ничего не бояться” - прямая линия с читателями газеты «Московский комсомолец» 30 августа 2005 года

Родительское собрание с Любовью Кезиной - Радиостанция "Эхо Москвы", Воскресенье, 28 августа 2005 г., ведущая - Ксения Ларина

Интервью с Любовью Кезиной - Радиостанция "Эхо Москвы", понедельник, 20 июня 2005 г., ведущий - Андрей Норкин

"Горячая линия" по итогам школьного учебного года - Кезина Любовь Петровна отвечает на вопросы слушателей "Эха Москвы" 05.06.2005 г.

"Московским педагогам к осени повысят зарплату" - прямая линия c читателями газеты «Московский комсомолец» 21.02.2005 г.

Главный учитель Москвы - в "МК"! Стенограмма пресс-конференции в “МК” руководителя Департамента образования г. Москвы Любови Кезиной 16 февраля 2005 года, 16.00.

"Мэр поставил нам пятерку, но я с этим не согласна». Интервью социально-экономическому журналу «Круг жизни» № 2 (4), 2004

Учитель - это профессия от бога. Интервью Л. П. Кезиной «Общественной газете РОССIЯ», 25.12.2003

«Нынче очень тяжела жизнь простого школяра», Горячая линия с читателями "Комсомольской правды", 01.09.2003

«Урок на всю жизнь», Горячая линия, Московский комсомолец, 01.09.2003


Анонсы:

 

© 2004, 2005 Разработка и поддержка: ИАЦ